Мой сахалинский гектар #5. Первы…

Документы в Сахэнерго получены, необ…

Мегаминимаркет. Трудности перево…

Александр Владимирович любил своих п…

50 лет Дворцу пионеров

На место будущего Дворца пионеров бы…

Разгадка человеческого свинства

Мне показалось я разгадал тайну гряз…

Тори, которых мы не видели

Сегодня несколько фотографий японски…

Мегаминимаркет. Слепая вера

Александр Владимирович любил приходи…

Горный воздух. Фотоотдых

Редакция Региона 65 за здоровый обра…

Мой сахалинский гектар #4. Да бу…

На мой взгляд программа ДВ гектара с…

Мой сахалинский гектар #3

Сегодня "книга жалоб и предложений".…

11 послепраздничных наблюдений в…

Нет праздничного настроения в не…

«
»
Хочешь помочь проекту? Не сдерживай себя, помоги!
TwitterFacebook

Бляхман и Мышь. Южно-Сахалинск.

У калитки друзья попрощались с гостеприимными хозяевами дачи, пообещав вновь встретится по сигналу первой же зеленой ракеты. Изначально незадавшийся летний денек превратился в красивый июньский вечер с постановочным закатом.

— Капа, вы давно дружите с этими людьми? — спросил Бляхман.

— Ну… Лет так, наверное, двадцать. Я помню на этой даче еще их родителей. Приятная семья. А вот мы с вами, Шмулик, как бобыли. Ни детей, ни теплоты женской, ни глаз умных хотя бы рядом.

— Да где ж вам взять умный взгляд да еще и с женской теплотой? Многовато хотите сразу. Либо по-отдельности, либо дети, либо тепло, либо ум, — посоветовал слегка выпивший Бляхман.

Дача друзей Капитолия Ивановича находилась в обществе «Шахтер». Шахтеров там давно уже не было, в лучшем случае там были потомки тех шахтеров, ради которых и было когда-то создано это дачное общество.

Друзья решили идти пешком, благо погоды позволяли и способствовали прогулке.

— А я в этом районе давно не был, – вертел головой Шмуэль, — Посмотрите, сколько нового тут отстроили. Здания, «канатка» новая. На старой канатной дороге, когда она однажды зависла, мой будущий папаша спрыгнул вниз и пытался спасать пищащую особу — мою будущую маму. Наверное, эта катострофа была решающей в процессе ухаживания. И вот он — я, собственной персоной, — Шмулик раскинул руки в стороны ладошками вверх и водил из стороны в сторону глазами в поиске софитов и благодарной публики.

— Интересно, чему мы оказались обязаны ошибке инженеров канатной дороги, — хмыкнул Капитолий в сторону. Капитолий Иванович Мышь имел абсолютно точную и абсолютно верную историю своего рождения, подтвержденную фактами, датами и признаниями его родителей. Нет, они не занимались ерундой, не катались праздно на канатных дорогах. Они были серьезными служащими. Вследствие этого у них родился серьезный ребенок, Капитолий Мышь, человек странного имени и смешной фамилии. Отец Капитолия, Иван Мышь, помня всевозможные обиды детства, связанные с именем (взять только одно «ванькамышь»!), решил сына назвать со всей серьезностью. Дабы важное имя перетягивало простоту его фамилии и общая конструкция не наносила травм ни в детстве, ни в отрочестве.

— Улица Тихоокеанская! — прервал мысли Капитолия своим объявлением Бляхман, — Капа, я тут жил. Недолгое время, сразу после рождения, — добавил он, — Тетка у меня тут жила, Танька. Сейчас переехала куда-то, где тепло. Вот она человек была прогрессивный. И в каком-то вычислительном центре в то время работала, и по «Спутнику» в соцстраны ездила, и джинсы были у нее «моднявая всегда». Только замуж так она и не вышла. Говорила, что не было подходящих. И магнитофон SANYO был у нее, а мужа не было. Зато, когда я совсем крошечный был, она говорила, что она — Шушера из сказки про Буратино. И что я ее должен бояться и поэтому не должен заходить в ее комнату. Потом, когда я уже старшеклассником приходил к ней в гости, она потрясала сложенным в трубочку экземпляра «Коммерсанта» и полушепотом заговорщески сообщала: «Вот ты только почитай, ЧТО они пишут! Скоро всему этому конец!» Далее сыпалась череда фактов и цифр, а потом она затухала и спрашивала, как у меня дела в школе. Не дожидаясь ответа начинала рассказывать свежий «московский» (откуда еще свежему появиться) анекдот. А потом мы снова прощались на неопределенный срок. На довольно долгое время она вдруг пропала. Как потом оказалось, в какой-то передовой газете написали, что Израиль всех ждет. Она было решила, что раз всех — то и ее тоже. Но вернулась с подорванной верой в людей. И пробовала заняться тут небольшим бизнесом, но не заладилось. И вот она продала квартиру и уехала. Имеет небольшой бизнес по продаже газет, — то есть, всегда свежие и бесплатно. Наверное, нашла наконец себя? И вы знаете, Капа, я думаю: сколько же маятников вокруг нас? И каждый из них пытается нам навязать свою амплитуду. А мы все читаем, мы в курсе, мы рефлексируем. Но потом перегораем и затухаем, так и не обнаружив в памяти хотя бы одного Поступка в пролетевшей жизни.

Мышь удивленно посмотрел на протрезвевшего от собственного рассказа Бляхмана.
— Вам иногда надо принимать немного алкоголя, дружище, — проговорил Капитолий Иванович, — В вашем случае алкоголь открывает в головном мозге некие новые магистрали.

Они дошли до развилки, от которой каждому до дома оставалось примерно одинаковое расстояние, и на этом месте попрощались. Каждый спешил домой по определенной причине. Капитолий Иванович Мышь, например, хотел поглубже уйти в себя, чтобы покопаться в памяти и набрать как минимум дюжину Поступков. Да сразу записать их в отдельный блокнот, чтобы не забыть в ответственный момент. А Шмуэль спешил в туалет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно добавить картинку JPG

Фотографии Сахалина из Инстаграма — фотографии с хэштэгом #Region65com из любых аккаунтов Инстаграмм