Мой сахалинский гектар #5. Первы…

Документы в Сахэнерго получены, необ…

Мегаминимаркет. Трудности перево…

Александр Владимирович любил своих п…

50 лет Дворцу пионеров

На место будущего Дворца пионеров бы…

Разгадка человеческого свинства

Мне показалось я разгадал тайну гряз…

Тори, которых мы не видели

Сегодня несколько фотографий японски…

Мегаминимаркет. Слепая вера

Александр Владимирович любил приходи…

Горный воздух. Фотоотдых

Редакция Региона 65 за здоровый обра…

Мой сахалинский гектар #4. Да бу…

На мой взгляд программа ДВ гектара с…

Мой сахалинский гектар #3

Сегодня "книга жалоб и предложений".…

11 послепраздничных наблюдений в…

Нет праздничного настроения в не…

«
»
Хочешь помочь проекту? Не сдерживай себя, помоги!
TwitterFacebook

Бляхман и Мышь. День защиты детей.

Вальс Франсиско Торреги, написанный им в 1902 году, сегодня звучит примерно двадцать тысяч раз в секунду. Именно эта мелодия, да еще жужжание Нокии в кармане отвлекли Капитолия Ивановича от весьма важного занятия. Он подбирал себе головной убор.
— Капа, ты готов? — из трубки раздался суетливый голос Бляхмана.
— Дай мне пару минут. Я выбираю шляпу.

Ждущий своего товарища в автомобиле, припаркованном прямо у подъезда, Бляхман уже был готов справлять праздник первого июня. День защиты детей. Ни у кого из друзей не было детей, но они считали себя причастными к этому празднику и всячески культивировали подобные чувства, подготавливая себя таким образом к отцовству.

Наконец, Капитолий вышел из подъезда. В стилях он всегда был глобален и разбросан. Пробковая шляпа плантатора с полями, очки кота Базилио, рубашка с коротким рукавом цвета сафари. На живот, практически под самые подмышки, натянуты бежевые шорты. Дополняли образ высокие сиреневые гольфы с черными театральными туфлями. В руках Капитолия Ивановича болталась корзинка подмосковного дачника с нехитрой снедью.

Каждый год друзья ездили отмечать 1 июня на заброшенный танкодром недалеко от города. За холодный квас отвечал Шмуэль Бляхман, а за ровные кубики окрошечной заправки — щепетильный в деталях Капитолий Иванович Мышь.

Школьники шли сдавать ЕГЭ по английскому, гости региона долбили асфальт, несколько ворон на ветке смотрели, как их подруга копошится в черном полиэтиленовом мешке с мусором. Было очевидно, что эта добыча не случайно поджидает здесь крылатых гурманов, а специально выброшена из окна меткой рукой хозяина объедков. В общем, был обычный день, первый день наступившего лета.

— Зачем люди подкармливают птиц своими объедками? — произнес, ни к кому особо не обращаясь, Бляхман, — Ведь однажды, не найдя обьедков, крылатые твари примутся за людей.

— Не беспокойтесь, у них всегда будут свежие объедки, — успокоительно произнес Капитолий Иванович, поправляя головной убор, — А если однажды объедки кончатся, то только потому, что перед этим вымрет производитель объедков — человек. В общем, все будет хорошо и никто не пострадает. А чего это вы беспокоитесь о братьях наших меньших? Сегодня же день защиты детей, а не птиц?

— Детей, конечно, детей. А какие у вас, Капитолий, детские воспоминания? — спросил Бляхман, переводя разговор в русло актуальной темы.

Друзья уже прибыли на танкодром и, обосновавшись на полянке, начали угощаться вкуснейшей окрошкой. Заправка была нарезана идеальным кубиками. И это не выло преувеличением. Раньше Капитолий пользовался линейкой, с помощью которой размечал овощи перед нарезкой. Потом — специальным ножом собственного изобретения, на котором были вытравлены метки через каждые 7 миллиметров (пяти-шести Капитолию Ивановичу было мало, а восьми оказалось слишком много). Но, со временем, уникальный нож затупился и метки начинали исчезать. Раздосадованный этим обстоятельством, Мышь пытался изобрести новый способ идеального шинкования овощей, стараясь преодолеть бренность мира в целом и несовершенство кристаллических цепочек в металлах в частности. А заправку для окрошки, тем временем, нарезал на миллиметровой бумаге.

— Хм,- задумался ненадолго Капитолий Иванович, — но очень скоро ответил, — А я, знаете ли, всегда был за необычности разные. А самым необычным и загадочным считал процедуру закаливание, или облучение. Выглядело это так: посередине зала устанавливали лампу. Дети стояли вокруг этой лампы в трусиках, каждому под язык давали витаминку какую-то. И еще нужно было одеть какие то лётческие черные-пречерные очки. И вот так, в трусиках, черных очках и с таблеткой под языком, детям нужно было стоять без движения вокруг этой лампы на протяжении 15 минут. И, видимо, набираться здоровья.

Шмуэль с удовольствием разделил воспоминания товарища, хотя сам он, напротив, был всегда «за любой кипиш».

— А мне, представляете, Капа, нравилась девочка Света — длинноволосая белобрысая красавишна. Ну как привлечь ее внимание, когда вам обоим по пять лет? Только радикальными методами. Вот и я — взял, выкопал червя и надкусил его при ней. Ну привлек, и привлек. Но она-то оказалась чрезвычайно чувствительной, плохо ей стало. Решил после этого больше к людям так активно не приставать. К примеру, пить мне захотелось. Из столовой компотом сливовым пахнет, а мы в это время на улице гуляем. А я пить хочу! Так вот, перед нами лужа, а в ней — чистейшая вода. Ну, как сказать «чистейшая»: она в лужу набиралась, когда из шланга поливали территорию садика. И вот я эту воду… То есть, образов у меня много. Деятельный всегда был в саду.

С этими словами Шмуэль прибавил звук радиоприемника. громко понеслась над полянкой задорная песенка про белогривых лошадок. Друзья принялись подпевать голосу траверси — взрослой женщине, писклявым детским голосом озвучивавший героев мультфильма. Ну а во время припева оба сорокалетних балбеса приняли позу PSY «на лошади» и, подражая звезде корейского шоу-бизнеса, энергично задвигали телами, истошно подпевая, по-детски коверкая гласные:

Не смотрите вы, пажа-а-алуста, свысака-а-а,
А па небу пракати-и-ити нас, а-аблака-а-а…

Отведав идеальной окрошки и исполнив для богов Дня детей эдакий зажигательный ритуальный танец, довольные друзья уставились в небо, на проплывающие над танкодромом облака.

— Шмуэль, мне кажется вас нужно женить первым. У вас первого будут дети. Я посмотрю, насколько это нестрашно, и тоже женюсь.

По возвращении к дому, прямо во дворе их внимание привлекли женские крики. Раскрасневшаяся от натуги молодая особа злобно кричала на свое орущее чадо «Да что же это за ребенок! Это же животное какое-то крикливое!»
Шмулик посмотрел на Капитолия и спросил:
— Какое животное она имеет в виду? Каких вы, например, знаете крикливых животных?
— Чайки, например, — ответил тот.
— Мда, — задумчиво согласился Бляхман, — и еще, конечно, вороны.

Фотографии Сахалина из Инстаграма — фотографии с хэштэгом #Region65com из любых аккаунтов Инстаграмм